xamik Истории

90-летний ветеран-десантник поделился деталями о секретном задании под Кенигсбергом

Под Кенигсбергом в 1944 году была десантирована специальная диверсионно-разведывательная группа разведчиков, перед которыми стояла сложнейшая задача. Каждый из группы понимал, что шансов на возвращение домой из самого логова врага на самом деле было очень мало, но если не выполнить задачу, то могут погибнуть тысячи бойцов Красной армии. Группа, получившая позывной "Джек", смогла выполнить поставленную задачу, добыв необходимые разведданые, хоть многие из разведчиков так и не вернулись домой. Единственным дожившим до наших дней участником той десантной операции является Геннадий Юшкевич, которому уже исполнилось 90 лет. Советуем вам почитать его историю, которой он решил поделиться в рамках Дня ВДВ.
90-летний ветеран-десантник поделился деталями о секретном задании под Кенигсбергом

Немцы захватили Минск на 7-й день войны. Мать Геннадия, которая до войны работала в комиссариате народного просвещения, вместе с другими патриотами организовала первую подпольную группу. Однако долго оставаться на свободе ей не удалось — немцы поголовно арестовывали всех, кто занимал ответственные посты в советской администрации.
Во время такой облавы фашисты забрали и мать Геннадия, сам же он попал в детский дом. В этом помогла мамина подруга, которая работала в этом учреждении. А 26 октября мать Геннадия казнили. Тогда в Минске прошли массовые убийства, людей вешали прямо на улицах. Незадолго до этого из тюрьмы ей удалось передать записку на клочке газеты: «Сыночек, если можешь, помоги хлебом и передай что-нибудь тепленькое». Из этого страшного города хотелось бежать и еще больше — отомстить убийцам, поэтому Геннадий ушел в партизаны.
Судьба распорядилась так, что он попал в группу «Чайка» разведотдела штаба Западного фронта. Это были опытные разведчики, которые выдавали себя за партизан, чтобы ввести в заблуждение немецкую контрразведку.

Первые задания для Геннадия Юшкевича были небоевые, но тоже опасные: он был курьером, разведчиком, постоянно ходил в немецкие гарнизоны, обеспечивая связь между подпольщиками и партизанами. Все это время парень учился — не только грамоте, с которой ему помогали старшие, но и минно-подрывному делу, обращению со стрелковым оружием и радиостанциями, умению читать карты.
Потом начались настоящие боевые задания — партизаны вели рельсовую войну, уничтожая эшелоны с техникой, припасами и живой силой, идущие из Германии на восточный фронт.
Фашисты в свою очередь пытались обезопасить железную дорогу: местное население заставляли расчищать 100 метров кустарника и деревьев по обеим сторонам дороги. Это делалось для того, чтобы избежать обстрелов из леса. Подходы к полотну были огорожены колючей проволокой, постоянно ходили патрули, в случае необходимости немцы могли вызвать дрезину, вооруженную несколькими пулеметами.

Однако щуплый 14-летний парень, который иногда гулял около вокзала, не казался немцам угрозой, а зря. В кармане штанов Геннадий Юшкевич держал 400-граммовую магнитную мину. Когда состав отходил, он незаметно забрасывал мину на одну из цистерн и спустя несколько километров эшелон взрывался.

После освобождения Беларуси Геннадий Юшкевич хотел сражаться дальше, но возраст ему не позволял, до призывных 17 лет не хватало еще двух. В разведотделе штаба 3-го Белорусского фронта парню предлагали пойти учиться на киномеханика, но Геннадий наотрез отказался. С трудом его уговорили продолжить службу в зенитной батарее.
Но так случилось, что по пути в новую часть его окликнули из проезжающего автомобиля. В кузове — ребята, с которыми он партизанил, в том числе командир группы, опытный разведчик Павел Крылатых. Затем было путешествие на товарном поезде на фронт.
Павлу Крылатых удалось убедить командование включить в специальную разведгруппу «Джек» Геннадия — парень знал немецкий язык и умел обращаться с оружием и взрывчаткой.
Новым заданием для диверсантов стала работа в Восточной Пруссии. Пилот американского транспортника «Дуглас» глубокой ночью 27 июля 1944 года сумел незамеченным перелететь линию фронта и высадить группу «Джек» неподалеку от Растенбурга, где располагалась ставка Гитлера «Вольфшанце».

Группа «Джек» — десять опытнейших разведчиков и партизан — попала в настоящий ад. Совсем недавно в «Вольфшанце» произошло покушение на Гитлера, поэтому местность вокруг была наводнена элитными эсэсовскими охранными подразделениями. Стоило советским разведчикам только выйти в эфир, как станция пеленговалась, и немцы блокировали квадрат. В травле группы «Джек» участвовали все имеющиеся у немцев силы: жандармы, эсэсовцы, фольксштурм, состоящий из местных жителей.
Чтобы оторваться от преследователей, бойцы применяли специальную тактику, которую называли «марафон». До наступления темноты группа «Джек» старалась идти по лесу, а на закате устраивала засаду. И как только цепь противника приближалась, огонь из девяти автоматов в упор проделывала в ней брешь и разведчики растворялись в темноте.
Почему девять, а не десять? Командир группы Павел Крылатых погиб на второй день — пуля попала прямо в сердце. Его зам Николай Шпаков передал Геннадию пиджак Павла со словами: «Надень, пуля два раза в одно и то же место не попадает, закон баллистики. Ты молодой, тебе надо жить».

Основной задачей группы «Джек» был контроль за перемещением подкреплений к линии фронта, вскрытие линии обороны противника, мест, где размещаются подкрепления, замаскированных аэродромов, батарей, складов с боеприпасами.
— Мы уже знали, что тюки сена на платформе — это бронетехника, отдельные траки и крепления удавалось разглядеть в бинокль. В товарном вагоне едет не менее 50 солдат, а углянка — это замаскированная артиллерия, — рассказывает Геннадий Юшкевич.
За короткий срок группе удалось узнать о линии обороны «Ильменхорст» в Инстербурге, вскрыть сеть замаскированных аэродромов. В эфире разведчики не раз ловили разговоры немцев о Luftpresse — так обозначалась ядерная бомба, создаваемая учеными Гитлера.

Немцы с остервенением охотились за группой «Джек». 12 сентября погиб разведчик Иосиф Зварика. Немцы повесили его труп вниз головой на дереве с табличкой: «Так будет с каждым из вас».
Группа продолжала таять. Погибли практически все. Особенно трагично судьба сложилась у девушек-радисток. Когда бесконечные облавы разделили «джековцев», часть группы остановилась, чтобы переночевать в землянках, и тут их обнаружили эсэсовцы. В неравном бою Зинаида Бардышева («Сойка») получила тяжелое ранение и, чтобы не быть обузой для товарищей, застрелилась.
Последними словами Зины к подруге Ане стали: «Если сможешь, скажи маме, что я сделала все, что смогла, умерла хорошо».
Анне Морозовой удалось тогда уйти, она долго блуждала по лесу, пока не примкнула к отряду поляков из Армии Людова. Но 31 декабря отряд обнаружили немцы, в бою разрывной пулей Анне раздробило кисть. Девушку хотели оставить в ближайшей деревне, но она, не желая подвергать польских крестьян опасности, решила остаться с партизанами.
Тяжелое ранение не позволяло ей передвигаться, поэтому партизаны укрыли девушку в лозняке, пообещав за ней вернуться. Собаки быстро смогли найти раненую Аню, и когда немцы подошли поближе, девушка подорвала себя гранатой, уничтожив не только фашистов, но и спрятанные на груди шифрблокноты.
Из всей группы «Джек» удалось уцелеть только троим, в том числе Геннадию Юшкевичу. «Закон баллистики сработал», — горько усмехнулся в конце рассказа 90-летний ветеран.

После тяжелейшего задания Геннадия отправили дослуживать в 208-й запасной полк. 10 мая 1945 года, когда уже был взят рейхстаг и, казалось, наступил конец войне, Геннадия вместе с другими сослуживцами отправили на зачистку города Гумбиннена (ныне — Гусев). В одном из разрушенных домов парень увидел чудом сохранившееся пианино и решил сыграть. Вместе с первыми аккордами раздался сильный взрыв. Геннадий Юшкевич потерял сознания и очнулся уже в госпитале — тяжелое ранение приковало его к больничной койке на три месяца.
— Из армии меня комиссовали, но благодаря знанию языка удалось устроиться переводчиком в службу лагерей для военнопленных. Появилась работа, крыша над головой. Пошел на подготовительные курсы для тех, кому война помешала окончить школу. Много занимался спортом, хотя врачи запрещали, даже был чемпионом республики по самбо в 1964−65 годах.
Получив среднее образование, Геннадий Владимирович смог поступить в офицерскую школу, после чего получил звание младшего лейтенанта и смог устроиться в органы внутренних дел.
— Работы тогда у нас было много, в стране орудовали украинские националисты и бойцы Армии Крайовой. Последние действовали вплоть до 1946 года, пока советская власть не разрешила уехать полякам, проживающим в Западной Беларуси, на родину. Исчезла социальная база, а вместе с ней АК. Дольше пришлось воевать с украинскими националистами, которые с особой жестокостью убивали врачей, учителей, председателей колхозов — всех представителей советской власти, которых отправляли поднимать село (отряды УПА действовалина территории Беларуси до конца 1953 года и вели партизанскую войну с советской властью — прим.ред.).
С 1967 года Геннадий Владимирович — пенсионер органов внутренних дел. Сегодня ему 90 лет, но он по-прежнему хорошо помнит все даты и события, фамилии боевых товарищей.
— Я не курю, не увлекаюсь спиртным, даже пиво не люблю. По утрам делаю 30-минутную зарядку и до сих пор могу обслуживать себя сам. Приятно, что меня часто приглашают на встречи с молодежью, так к 100-летию Вооруженных Сил Беларуси на базе 5-й отдельной бригады специального назначения в Марьиной Горке прошел день открытых дверей. Тронуло до слез, когда военные возлагали венки — подвиг фронтовиков не забыт. И было очень приятно вручать награды самым маленьким защитникам — победителям конкурса рисунка «Армия глазами детей», — делится Геннадий Владимирович.
На груди Геннадия Юшкевича целая колодка наград, среди которых есть и «Орден славы» и орден «Отечественной войны», но самой доргой наградой, которую он получил, ветеран считает жизнь.
0
  • 0
  • 148
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.