Vivienna Интересное

Секретные психологические эксперименты (которые на самом деле были пытками)

Мы говорили о безнравственных психологических экспериментах так много раз, что кажется, будто нам следует запереть сотрудников психиатрических больниц в комнатах отдыха и позволить всем остальным бежать в безопасное место. К сожалению, невозможно исчерпать зловещие истории, в которых уважаемые врачи использовали умы своих психологически неустойчивых подопечных, чтобы бросить их, словно мяч, бешеному псу научного прогресса. Например...
Секретные психологические эксперименты (которые на самом деле были пытками)


Эксперименты Vipeholm со сладкими конфетами для умственно отсталых



Существуют жестокие эксперименты, и существуют адские эксперименты. Разница часто заключается в уровне иронии, когда в адских используют что-то сладкое и невинное. Поэтому, когда вы, как учёный, насильно кормите регрессивных психически больных сладким, пока у них во рту не сгниют зубы, вы определённо делаете работу дьявола.
Швеция – сладкоежка. В этой скандинавской стране самый высокий в мире уровень потребления конфет на душу населения. И ещё в 1930-х годах это означало, что у шведских трёхлетних детей кариес поражал 83% зубов. Но тогда люди ещё не до конца понимали причины разрушения зубов (некоторые обвиняли в этом мастурбацию). Итак, в сороковых годах шведская национальная медицинская комиссия решила выяснить, действительно ли сладости заставляют ваши зубы гнить. И для этого исследователям были нужны испытуемые, которых можно было бы постоянно контролировать и которые следовали бы определённой диете без исключений и не протестовали бы, когда у них выпадали зубы. И как бы то ни было, психически больные, находящиеся под опекой шведского правительства, подходили по всем пунктам.


В 1946 году исследователи отправились в Институт Vipeholm, где правительство заперло всех «неподдающихся обучению» психически больных пациентов; одни не могли даже одеться без посторонней помощи, а других вообще приходилось привязывать к кровати. За этим последовал эксперимент, настолько безнравственный, что даже нацистские доктора могли бы позавидовать. При финансовой поддержке сахарной промышленности (исследователи нуждались в том, чтобы конфеты были такими же дешёвыми, как и жизни их испытуемых), началось принудительное кормление 660 пациентов тоннами сахара для максимального повреждения зубов, с помощью раствора, сахарного хлеба или «суперкарамельных» конфет, разработанных так, чтобы прилипать к зубам как можно дольше.

Результаты были такими же гнилыми, как зубы жертв. После двух изнурительных лет нелеченого кариеса, абсцессов и полного разрушения всех зубов 50 субъектов, исследователи, наконец, пришли к выводу, что, да, сахар очень вреден для зубов. Но результаты экспериментов Vipeholm не были опубликованы до 1957 года; не потому, что исследователи боялись, что их посадят в тюрьму, а потому, что их сахарные спонсоры не были довольны результатами. И даже когда исследование и его ужасающие практики были обнародованы, шведы больше заботились о том, чтобы отказаться от сладостей, чем о нарушении прав человека тех 660 пациентов.

С такими определёнными и пугающими результатами Швеция провела масштабную кампанию, поощряющую детей чистить зубы и есть конфеты в умеренных количествах. Затем на смену пришла давняя шведская традиция lordagsgodis, или «субботняя конфета», где в честь самого большого издевательства над бедными беззубыми негодяями шведы теперь едят много конфет только один раз в неделю.


Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе хотел выяснить, как долго шизофреники смогут выжить без медработников



28 марта 1991 года бывший студент Тони Ламадрид стоял в зале Боэлтер Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. 21-летний молодой человек с диагнозом шизофрения был лишён лекарств и представлял опасность сам для себя. За несколько дней до этого соцработник попросил его вернуться в медицинский центр Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и сообщить персоналу, что он хочет покончить с собой. Но кто может обвинить его в том, что он не воспринял это всерьёз? В конце концов, именно в этой больнице у него впервые забрали лекарство. Просто чтобы посмотреть, что будет дальше.

Через несколько секунд он лежал мёртвым на асфальте.

Как и сотня других больных шизофренией, Ламадрид принял участие в легендарном исследовании Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе под названием «Процессы развития при шизофренических расстройствах». Под руководством психолога Кита Н. Нюхтерлейна и психиатра Майкла Гитлина миссия эксперимента состояла в том, чтобы получить «информацию о лекарстве, его воздействии на [пациентов], на других и о том, как работает мозг», полностью лишив указанных пациентов лекарств от шизофрении. В исследовании шизофреники сначала получали плацебо в течение 12 недель. Затем те, кто более или менее справлялся с симптомами болезни, продолжали участие в эксперименте в течение следующих 18 месяцев без лекарств вообще. На тот момент их было немного.

Но Нюхтерляйн и Гитлин были готовы к реальности, что многие из пациентов столкнутся с опасными «галлюцинациями, необычного содержания мыслями, странностями, пренебрежением собой, враждебностью, депрессивным настроением и склонностью к суициду». Но они не подготовили своих пациентов к той же (нехватке) реальности, лишь смутно предупредив их, что исследование может «ухудшить» их психическое состояние, неудовлетворительными объяснениями. Всё стало ужасным довольно быстро. Один пациент, Грегори Аллер, столкнулся с серьёзными галлюцинациями о космических пришельцах, правительственных агентах и планировал убить своих родителей, потому что думал, что они одержимы дьяволом. Другая, Элизабет де Балог, думала, что на неё охотятся ожившие музыкальные ноты.

Когда родители Аллера и покойного Ламадрида в конце концов заговорили, по эксперименту было начато трёхлетнее федеральное расследование, которое пришло к выводу, что Нюхтерлейн и Гитлин нарушили «Этические принципы психологов» и «Кодекс поведения Американской психологической ассоциации», не сообщив должным образом субъектам о последствиях. Этот акт аннулировал подписание субъектами формы «информированного добровольного согласия» на эксперимент. Тем не менее, то же расследование также подтвердило, что само исследование оставалось «этическим», что, опять-таки, является неудовлетворительным словом для использования в случае, когда пациенты начали прыгать со зданий или кричать, что их преследует музыка.

Эксперимент Розенхана пытался поставить психически здоровым людям диагноз шизофрения



Вы когда-нибудь были в таком настроении: «К чёрту всё это, я притворюсь, что у меня шизофрения, отправлюсь в психиатрическую больницу и посмотрю, что будет дальше»? Нет? Тогда вы бы не были полезны доктору Дэвиду Розенхану, человеку, который пытался революционизировать область психоанализа, используя стратегию четвероклассника, который симулировал температуру, чтобы прогулять школу.

С 1969 по 1972 год психиатр, аспирант, домохозяйка, художник, педиатр и три психолога отправились в двенадцать психиатрических учреждений и притворились шизофрениками. Это не постановка самой сложной комедии в истории, а эксперимент, начатый Дэвидом Розенханом, социальным психологом из Стэнфордского университета и, в зависимости от того, с кем его обсуждать, гением или психом. Используя свою гениальность и/или бред, Розенхану удалось убедить восемь человек отправиться в больницы и заявить, что они слышат голоса, пока им не удастся убедить психиатра, что они не в себе. Поступая так, Розенхан продолжал опровергать современную методологию оценки здравомыслия людей – если вы притворяетесь, пытаясь обманом попасть в лечебницу, вас действительно сложно назвать нормальным человеком.

Конечно, прежде чем Розенхан мог опубликовать свои выводы, ему и его подопечным нужно было выбраться из психушки. И оказалось, что вы не можете просто выйти из психиатрической больницы с диагнозом шизофрения только потому, что вы говорите, что это была тщательно продуманная шутка. Розенхан и его помощники оказались в ловушке, некоторые на срок до 52 дней. В отличие от персонала, у настоящих пациентов возникли свои подозрения. В исследовании отмечалось, что 35 пациентов выразили сомнение в том, что эти «псевдобольные» действительно больны. Конечно, никто из сотрудников не слушал их, потому что, если вы не верите на слово фальшивому психически неуравновешенному человеку, почему будете верить настоящим?

Эксперимент помог Розенхану показать, что даже обученные специалисты не могут определить, что пациенты лгут им. После эксперимента он написал: «Понятно, что мы не можем отличить психически здоровых и нездоровых в психиатрических больницах». Конечно, исследование «Психически здоровые на месте сумасшедших» вызвало множество споров, и не только из-за критики в отношении законности исследования. С одной стороны, это заставило врачей пересмотреть методологию, которая якобы была не идеальной. С другой стороны, это подорвало доверие людей к психиатрии настолько, что юристы всё ещё используют исследование для дискредитации психиатрических оценок преступников. И если это не удаётся, эти нестабильные негодяи всегда могут выйти на свободу, сказав, что только притворялись.


Логопед пытался вылечить заикание, запугивая кучу сирот



Уэнделл Джонсон был не классным клоуном, а классным мимом. Страдая от заикания, настолько сильного, что он часто терял дар речи, маленький Джонсон избегал участи школьного изгоя, подшучивая над другими детьми. И когда он решил посвятить свою жизнь раскрытию первопричины заикания, все эти хитрости оказались очень полезными, так как часть своей карьеры он посвятил тому, что манипулировал детьми ради всеобщего блага.

В 1920-х годах Джонсон отправился в Университет Огайо, самый известный в мире центр исследований заикания, чтобы изучать новую область патологии речи. В то время считалось, что такие нарушения речи, как заикание, являются физиологическими и вызваны спутанностью мозговых сигналов. Аспиранты, почти все сами заикающиеся, поощряли друг друга проводить сумасшедшие неврологические эксперименты, например, менять доминирующую руку или стрелять из пистолета рядом друг с другом, с целью запутать мозг, чтобы он стал... менее запутанным.

Но Джонсон разработал другую теорию. По его словам, заикание было чисто психологическим явлением, результатом хронической нестабильности. В конце концов, он разговаривал нормально, пока в первом классе учитель грубо не заметил, что у него развивается легкое заикание. И Джонсон был по-настоящему убеждён, что именно переживания и зацикливание на этих новостях его и его родителей заставили его начать показывать все признаки заикания (а не само заикание). И если заикание было поведением, которому он смог научиться сам, он полагал, что единственный способ доказать эту теорию – попробовать навязать её другим.

Если это звучит как история происхождения суперзлодеев, вы правы. В 1939 году профессор Джонсон поручил аспирантке Мэри Тюдор начать эксперимент, который впоследствии будет назван «Чудовищный эксперимент». В близлежащем Доме сирот для солдат Айовы (какой же злой эксперимент обходится без детей-сирот) Тюдор выбрала десять детей с проблемами заикания. Половина из них служила в качестве контрольной группы, и Тюдор начала психологически манипулировать остальными пятью детьми, искренне веря, что у них вообще нет заикания, а Джонсон был уверен, что приобретённой благодаря манипуляциям уверенности будет достаточно, чтобы в кратчайшие сроки превратить их в тамаду.

Но это не было действительно чудовищной частью «Чудовищного эксперимента». Тюдор также отобрал двенадцать сирот, у которых не было никаких признаков нарушения речи с явным намерением запугать шестерых из них, чтобы развить заикание. В своих слепых амбициях Джонсон и Тюдор даже написали руководство о том, как превратить негритянских сирот в опасных личностей. Шестерым детям постоянно говорили «делать всё, чтобы не заикаться» и «никогда не говорить, если вы не можете сделать это правильно», чего они никогда не делали, слушаясь взрослых садистов.

В течение большей части 1939 года шесть сирот терпели этот псевдонацистский эксперимент, пока исследование не пришло к выводу, что все эти психологические пытки были напрасны. Пятеро «успокоенных» сирот с заиканием не показали убедительных признаков прогресса. Между тем, Джонсон и Тюдор сумели заставить здоровых шестерых детей показать все признаки заикания, за исключением одного, фактического заикания, и приобрели неуверенность в речи, являющуюся результатом постоянного подрыва со стороны человека, который лжёт, что он их логопед.

Нестабильность, с которой этим детям пришлось жить большую часть своей жизни, возникла отчасти потому, что им никогда не говорили правду об эксперименте. Лишь в 2001 году пожилые сироты узнали, почему их подвергали психологическим пыткам, когда «The San Jose Mercury News» опубликовала серию статей, разоблачающих «Чудовищный эксперимент» Джонсона. Тем временем Джонсон похоронил полученные данные, поскольку они опровергали его теорию заикания – теорию, которая была самой популярной в области логопедии более тридцати лет, отрицая правильную терапию и руководство для бесчисленных заикающихся детей. Его первоначальным шести жертвам штатом Айова в 2007 году было выплачено 925000 долларов США в качестве возмещения ущерба, что почти окупает десятилетия интенсивной психотерапии, которую они, вероятно, должны были терпеть.
0
  • 0
  • 505
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.