sivway Истории

Первый завод пепси–колы в СССР, 1974 год, Новороссийск

Первый завод пепси–колы в СССР, 1974 год, Новороссийск


В 1972 году президент PepsiCo Дональд Кендалл и председатель Совмина СССР Алексей Косыгин подписали договор о строительстве в СССР десяти заводов по розливу пепси и поставке концентрата напитка. За это СССР предоставил компании монополию на импорт и продажу водки "Столичная" в США.

"Я,— вспоминал Кендалл,— приехал в Россию в 1970–м на встречу с Косыгиным, который тогда был премьер–министром. Он рассказывал о пятилетнем плане, жал нам руки. Томми Томпсон, который был здесь послом в 1959 году, говорил мне: 'Если хочешь иметь с ними дело, нужно забыть о прямых денежных сделках. Только бартер'. И еще он сказал: 'Русские вне себя из–за смирновской водки. 'Смирнофф' выглядит как русский продукт, а разливают ее в Хартфорде, штат Коннектикут. Нужно предложить им пепси в обмен на русскую водку'.

Перед тем как ехать в Москву, я встречался с Анатолием Добрыниным, который тогда был послом в Вашингтоне, и сообщил ему, что мы хотим устроить бартер с водкой. И когда, пожимая руку Косыгину, я представился, сказав, что я Дональд Кендалл из 'Пепси–колы', он заметил: 'А, вы тот самый человек, который хочет торговать с нами в обмен на нашу водку'. И я понял, что Добрынин сообщил о наших планах. У меня с собой был портфель, где лежала банка пепси. Я достал ее и вручил Косыгину. Конечно, все тут же стали говорить, что Кендалл приехал проталкивать свою пепси. А внутри банки на самом деле был приемник. Я включил его, и он был настроен на московское радио, к удивлению Косыгина. Эффект был потрясающий.

Этим вечером мы пошли на прием. Какой–то чиновник предупредил меня: 'Через пять минут он к вам подойдет'. Подойдя, Косыгин сказал: 'Мы хотим с вами торговать, ваша пепси за нашу водку, литр на литр'. Я уже успел выпить, чувствовал себя непринужденно и ответил: 'Я могу понять, почему вы не министр торговли. Литр на литр! Мы, конечно, готовы отдавать литр за литр'. Косыгин заметил: 'Я говорю о вашем концентрате, литр на литр'. И тут до меня дошло, что он имеет в виду. К нам как раз подошел Моррис Стэнс, тогдашний министр торговли, чтобы попытаться мне посодействовать. Косыгин обратился к нему со словами: 'Вы ведь не любите монополии?' 'Нет, не любим',— ответил Стэнс. А Косыгин продолжил: 'Я предоставляю господину Кендаллу монополию на пепси–колу в Советском Союзе и монополию на нашу водку в Соединенных Штатах. Как вам это нравится?' А потом сказал своему министру внешней торговли Патоличеву, чтобы он встретился со мной на следующий день для разработки условий сделки".

Этот рассказ Кендалл дополнил забавной подробностью. Он утверждал, что подвыпивший Косыгин отдал ему еще монополию на продажу в Соединенных Штатах советского коньяка и советского шампанского. Но гладко, как всегда, было только на бумаге.

"На следующий день,— рассказывал Кендалл,— я встретился с Патоличевым и Владимиром Алхимовым, его заместителем, и мы разработали соглашение о строительстве десяти заводов, а потом он говорит: 'Мы не можем предоставить вам эксклюзивных прав, о которых говорил премьер'. Я посмотрел на него и ответил: 'Скажите это премьер–министру, мы скрепили это соглашение рукопожатием. У нас эксклюзивные права'. На следующий день ко мне в отель приехал Алхимов, мы подписали контракт и протокол к нему о пятилетних эксклюзивных правах с опционом их продления еще на пять лет. Так я получил этот контракт.

Но после этого долго ничего не происходило. Потом совершенно неожиданно мне позвонил Добрынин и сказал: 'Премьер–министр хочет снова с вами встретиться, вы сможете поехать?' И я вернулся в Москву...

Косыгин принял нас в своем кабинете без посторонних. Не было никого, кроме самого Косыгина. Он сказал: 'Господин Кендалл, я премьер–министр. Я могу отдавать распоряжения министру пищевой промышленности. Но он доказывает, что нет никакого смысла вести дела с Соединенными Штатами, и не хочет выполнять наше соглашение. Я могу заставить его делать то, что я хочу, но почему бы вам не пригласить его в США и не показать, почему нам нужно иметь дело с Соединенными Штатами'. Так мы и поступили, и я возил его по всем Соединенным Штатам и Канаде на одном из наших самолетов".

Потом тот же трюк руководители корпорации "Пепсико" повторили и для министров пищевой промышленности союзных республик. И дело пошло. В 1982 году в ЦК КПСС подготовили справку о работе "Пепсико" в СССР:

"На основе долгосрочного соглашения с корпорацией 'Пепсико' (США) в Советский Союз с 1973 года поставляется оборудование для 10 цехов для производства напитка 'Пепси–Кола', а также концентрат для его приготовления. В настоящее время уже построены 8 цехов, в том числе в гг. Москве, Ленинграде, Киеве, Новороссийске, Ташкенте, Таллинне. В этом году завершается строительство еще двух цехов в гг. Алма–Ате и Сухуми.

Производство напитка 'Пепси–Кола' осуществляется в соответствии с компенсационной сделкой, которая предусматривает поставку в США водки 'Столичная' взамен оборудования и концентрата напитка.

За период с 1973 года по 1981 год отгружено 1,9 млн декалитров водки 'Столичная' на сумму 25 млн долларов. Если бы эта водка была продана по розничным ценам, можно было бы получить 164 млн рублей. Напитка 'Пепси–Кола' за указанный период выработано 32,3 млн декалитров, от продажи которого получено 303,3 млн рублей или на 139,3 млн рублей больше по сравнению с продажей водки."

К 1989 году у PepsiCo был уже 21 завод в Советском Союзе.
0
  • 0
  • 296
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.