sivway Истории

Маньяк-убийца Тед Банди. Интервью перед казнью

Тед Банди. Маньяк-убийца, ставший национальной суперзвездой.
Прототип киноманьяков: Ганнибал Лектер "Молчание ягнят", Патрик Бэйтман «Американский психопат».

Бывают маньяки-рекордсмены. Бывают маньяки-уникумы. Тед Банди удивил мир и тем и другим.

Маньяк-убийца Тед Банди. Интервью перед казнью
0
  • 0
  • 3 964
sivway Картинки

Альтернативные плакаты к Чемпионату мира 2018

Киевский художник Андрей Ермоленко нарисовал альтернативные плакаты грядущего Чемпионата по футболу.

Изобразил «другую сторону» России, нарисовав на постерах малайзийский «Боинг» MH-17, полицейские пытки, отравление «Новичком» и окровавленный талисман соревнований «Забивака».

Альтернативные плакаты к Чемпионату мира 2018
+1
  • 0
  • 803
sivway Истории

Холера - история медицины

В Париж она вторглась в конце марта 1832 года. Не встретив достойного медицинского отпора, она уничтожила половину заразившихся. Проявлялась она, набором ни на что не похожих жутких симптомов. Ни трагического туберкулезного кашля, ни романтичного малярийного жара. Лица больных в считанные часы сморщивались от обезвоживания, слезные каналы пересыхали. Кровь становилась вязкой и застывала в сосудах. Лишенные кислорода мышцы сводило судорогой вплоть до разрывов. По мере того как один за другим отказывали органы, жертвы впадали в шоковое состояние, при этом находясь в полном сознании, литрами исторгая жидкий стул. По городу ходили страшные истории о том, как человек, сев пообедать, к десерту был уже мертв; о том, как пассажиры поезда вдруг падали замертво на глазах всего купе. Причем не просто хватались за сердце падая на пол, а бесконтрольно опорожняли кишечник. Она была унизительной, дикарской болезнью, она оскорбляла благородные чувства европейцев XIX века.

Болезнь приводила городских медиков в смятение. Один из них докладывал об осмотре семейной пары, заразившейся холерой.

Кровать и белье «были пропитаны прозрачной, ничем не пахнущей жидкостью», и если женщина беспрестанно просила воды, то мужчина рядом с ней лежал без сознания. Врач попробовал нащупать пульс. «До такой кожи мне еще не доводилось дотрагиваться, хотя я много раз бывал у смертного одра. От этого прикосновения у меня похолодело сердце. – Не верилось, что в теле, которого я коснулся, еще есть жизнь». Кожа на руках обреченной пары сморщилась, как «после долгой возни в воде» «или, скорее, как у трупа, пролежавшего не один день»

Холера - история медицины
0
  • 0
  • 568